«Амурская экспедиция» начала работать в Хабаровске

В Гродековском музее открылась экспозиция к 200-летию со дня рождения исследователя Дальнего Востока, адмирала, начальника Амурской экспедиции Геннадия Невельского. Коллекция состоит всего лишь из пяти экспонатов. Большая их часть поступила в музей довольно давно. Этими предметами пользовались русские моряки в конце XIX - начале XX веков для определения своего местонахождения, сообщает «Восток-Медиа».

«В коллекции представлен незаменимый для моряков прибор — магнитный компас, — рассказал корреспонденту РИА «Восток-Медиа» старший научный сотрудник музея Денис Ляхов. — Компасы подобной конструкции были очень популярны на русском флоте и в армии в начале XX века. Этот прибор был изготовлен в Европе в конце XIX века, но благодаря крепкому металлу он до сих пор находится в хорошем состоянии».

Корабельная рында служила для извещения моряков о пожарной тревоге и подавала сигналы при тумане. Кроме того, с помощью такого судового колокола можно было узнать время. Моряки отбивали каждые полчаса так называемые склянки. С корабельным колоколом связано много поверий. В шторм звук такой рынды отпугивал морских дьяволов и сообщал встречным судам об опасности столкновения.

Барометр использовался для измерения атмосферного давления и определения погоды. Чем меньше давление, тем выше вероятность шторма. Когда давление начинало резко падать, капитан должен был немедленно принимать решение.

«Самый любопытный прибор — секстант. Это специальный аппарат для определения своих координат, — рассказал Денис Ляхов. — К сожалению, у нашего секстанта не хватает линз и некоторых маховиков. Каждый крупный и не крупный корабль должен был иметь эту вещь. Долгие века невозможно было определить своё местоположение. Прийти в нужный порт было довольно проблематично. Секстант продолжал быть в употреблении на многих кораблях даже тогда, когда в начале XX века появились беспроводная связь, телеграф».

Откуда появились и кому принадлежали некоторые из экспонатов, до сих пор не удалось узнать. Их прямое отношение к личности Геннадия Невельского не установлено. Однако хранители старины единодушны, что с историей освоения Амура они связаны неразрывно.